Сделано на Неве

photo_2019-10-25_14-53-38

Асситент главного тренера нашего клуба – уроженец Санкт-Петербурга. В этом городе «Динамо» Краснодар проведет матч 3-го тура Суперлиги Париматч.

 

Павел Забуслаев играл в Казахстане и России, побеждал в чемпионатах и первенствах этих стран, работал тренером в Череповце, Краснодаре и Новосибирской области, а карьеру в профессиональном волейболе начал под руководством Вячеслава Платонова. Тренера, чья фамилия увековечена в названии волейбольной Академии Санкт-Петербурга. Её игровой зал – домашняя площадка «Ленинградки», соперника нашей команды в двух ближайших официальных матчах. О себе, волейболе и его людях, с которыми его сводила спортивная жизнь, Павел Забуслаев рассказал пресс-службе «Динамо» Краснодар.

 

- «Ленинградка» последние 16 лет это во многом Александр Кашин. Президент, главный тренер, бизнесмен, менеджер. Вы знакомы с этим человеком?

- Очень коротко. Однажды, когда я искал работу, обратился в его клуб. Просил Александра Леонидовича рассмотреть мою кандидатуру, но немного опоздал – чуть раньше он укомплектовал штаб. Больше судьба не сводила. К тому, что все знают, могу добавить свое мнение. Если не Кашин, женский волейбол серьезного профессионального уровня в Питере мог не выжить. На определенном этапе он команду спас и теперь ей живет.

- Юниором вы попали в «Автомобилист», легендарную для вашего родного города  команду. Кто составил протекцию молодому игроку?

- Папа сестер-близняшек Вороновых, Анны и Екатерины. Они выиграли молодежный чемпионат Европы 2001 года в пляжном волейболе. Именно в этом виде я начинал спортивную карьеру. С моим ростом шансов пробиться в состав серьезной профессиональной команды не было, но помог случай. В 1998 году у «классиков» появилось новое амплуа и «Автомобилист» искал либеро. За год до этого мы с моим партнером Денисом Радзимовским на песке, в бич-воллее, взяли в Загребе серебро молодежного Первенства Европы. Заслуженный тренер России, Владимир Леонидович Воронов, совмещал работу с дочками и «Автомобилист». Именно он составил мне протекцию через нынешнего директора волейбольного «Зенита» Владимира Васильевича Самсонова. Ему тогда было 36 лет, он был не просто игроком, а помощником Вячеслава Алексеевича Платонова.

photo_2019-10-25_14-54-20

- Великого тренера многие считают жёстким специалистом, с которым игрокам непросто. Какие впечатления остались от работы с этим человеком?

- Позитивные. Может, когда-то Платонов был предельно суровым, но у меня остался в памяти иной образ этого тренера. Меня Платонов вообще не ругал, только наблюдал, иногда советовал. Тут-а-тет  мы общались очень редко. В играх всё было спокойно и доброжелательно. Амплуа либеро было новым, может этот момент сказывался, но точно я всё равно не знаю. Да и не мне Платонова судить.

Мной больше Самсонов занимался. На тренировках я работал в паре с Владимиром Васильевичем. Он гонял меня так, что мало никому не покажется. Только попробуй не догнать мяч! Прыгал бесстрашно за любым мячом и выполнял все, что требует старший именитый партнер. По сути, Самсонов был моим персональным тренером. Было тяжело, но в истории мужского волейбола Санкт-Петербурга я остался как первый либеро «Автомобилиста».

- Почему вы летом 1999 года ушли из «Автомобилиста», решив с командой задачу возвращения в лигу сильнейших?

- Денег у «Автомобилиста», чтобы удерживать игроков, тогда не было. Хорошо, что была дерзкая молодёжь из интерната, куда привозили таланты со всего бывшего Союза – братья Полтавские, Александр Богомолов, Максим Проскурня. Но заиграв, они уходили туда, где готовы были платить хорошо и стабильно. Меня тянула «пляжка», где у нас с партнером был спонсор, холдинг «Невский Синдикат». Благодаря этой компании мы имели возможность выезжать в Европу на этапы Мировой и европейской серии бич-воллея. Тогда в этом виде все только начиналось, было очень интересно.

- В одном из полуфиналов Чемпионата России вы соперничали на песке с нынешним генсеком Всероссийской федерации волейбола Александром Яременко.

- Было такое. В Сосновом Бору, в 98-м. Мы им проиграли, взяв в итоге бронзу. В тот год самой успешной парой в России была та, где играл гендиректор нашей Федерации. Андрей Владимирович Горбенко в паре с Сергеем Ермишиным выиграл в 98-м два из пяти этапов российской серии, еще дважды они были в призах. Говорю же, очень тогда было интересное время! Именно там, в бич-воллее, я видел для себя перспективу.

photo_2019-10-25_14-54-21_2

- Почему тогда спустя полтора года, весной 2001 года, вы уехали в Казахстан?

- Летом 99-го, после победы на этапе чемпионата России в Сосновом Бору, что под Питером, с предложением о переезде и смене спортивного гражданства ко мне подошел Юрий Иорданиди. Он тренировал пляжников Казахстана. Обещал квартиру в собственность, хорошие условия для тренировок, стабильную зарплату и главное - возможность регулярно ездить на туры Мировой серии «пляжа».

- В 1999-м ваша пара с Олегом Киселёвым была одной из лучших в нашей стране. Вы выиграли два этапа национальной серии и вдвоем возглавляли рейтинг игроков бич-воллея России. Как вас отпустили из России?

- Была очень сильная пара Кушнерев – Ермишин, первой из наших сыгравшая на Олимпиаде. Были молодые Даянов, Кожин, другие интересные игроки. Мне пообещали быстро решить вопрос со сменой гражданства. Слово сдержали. Тогда пляжное направление в Казахстане курировал лично Нуртан Абыкаев, президент их волейбольной Федерации. Он занимает пост руководителя Совета безопасности Казахстана, а Федерацию возглавляет с 1993 года.

photo_2019-10-25_14-54-29

- В Казахстане вы в итоге выиграли все, что только можно, на национальном уровне - и в «классике», и на песке. Но все равно уехали. Почему? Жилье не получили?

- Нет, не получил. Алматы, где мы жили, нравился. Красивый солнечный город. Тренировались на базе, расположенной на берегу Капчагайского водохранилища. Это примерно 40 километров от Алматы. На этапы Мировой серии выезжал шесть лет, но результаты не радовали. Сейчас, вспоминая себя той поры, но уже с позиции тренера, понимаю: не хватало многого в тренировочном процессе. Поначалу держался на российском «багаже», потом пошло снижение уровня мастерства и готовности к серьезным турнирам и делам.

photo_2019-10-25_14-54-21_3

- Именно поэтому квартиру в Казахстане вам не дали?

- Нет, причина иная. В 2005-м в автокатастрофе погиб Иорданиди. Нет человека - нет личных договоренностей. Но воспоминания об этом периоде жизни длиной в семь лет остались хорошие. Весной и летом – Капчагай и этапы Мировой серии. Зимой – Аламаты и выезд на туры чемпионата Казахстана. Там ведь по- прежнему проводят соревнования, как было принято когда-то в волейболе СССР, - собирая команды на тур в одном городе. Для «пляжников» это очень удобно. Я так в России за «Нейтрон» из Ленобласти, нынешнее «Динамо», пару сезонов провел.

С клубом из Семипалатинска в Казахстане дважды выиграл золото и один раз кубок в «классике». Еще один титул чемпиона страны взял с «Атырау». Там в составе было много россиян, а пасовал Антон Важенин, победитель молодёжного чемпионата мира, игравшей в той сборной России с Сергеем Тетюхиным. После случившегося с Иорданиди я задержался в Алматы еще на полтора года, но в итоге уехал, как многие, кого приглашал в Казахстан этот тренер.

- Вернулись в Питер, где вас успели позабыть.

- Так и было. Помог друг, тот самый Олег Кисёлев. Сейчас он работает в Федерации волейбола России, тренер национальной сборной, отвечает за молодёжь. Тогда Олег работал в Калининграде, в клубе «Динамо-Янтарь» и развивал там пляжное направление. Он меня привел в порядок, я провел лето 2008-го в российской пляжной серии. Потом была попытка заиграть в «классике» - подписал контракт с «Динамо» Ленобласть. Получилось так себе. По ходу сезона команду возглавил Олег Согрин. Он практиковал необычную систему игры для либеро. Один либеро команды менял одного «центрального», другой – строго второго игрока этого амплуа. Мне было сложно в этих схемах, мы по итогу остались недовольны друг другом. Нового контракта игрока я не получил и начал работу инструктором в фитнесс-клубе.

- Пошли туда от безысходности?

- Надо было с чего начинать работу тренера. Снова пришёл на помощь друг. Денис Радзимовский был моим партнером на пляже, а когда я закончил играть, он открыл фитнес-центр! Был там тренером по волейболу, инструктором по фитнессу, вел группы в тренажерном зале. После года такой работы меня пригласил в клуб Суперлиги еще один друг, Александр Перепелкин. Мы вместе занимались волейболом, тренировались в одной группе с 14лет. Он мне, можно сказать, тогда доверился.

- Потом в вашей судьбе появился Краснодар. Как вы, никогда не игравший в этом городе, попали в «Динамо» Юга России?

- В Краснодаре я не раз играл на «пляже». Первый раз приехал еще в 97-м году. Турнир проводился на стадионе «Труд». «Олимпа» еще не было – там был пустырь. Запомнилось солнце и интерес к волейболу. На момент приглашения в краснодарский клуб в меня поверил Андрей Игоревич Макаров. Команде, которая ставила перед собой самые серьезные задачи, срочно потребовался тренер по физподготовке. Я знаю английский, это было плюсом в работе с Авиталом Сэлинджером, тогдашним «главным».

photo_2019-10-25_14-54-51

- Почему вы после сезона покинули Краснодар?

- Меня тогда, признаться, мало кто понял. Выбрал «Северянку», которая играла в Высшей лиге «А». На то были причины. Хорошо, что краснодарский клуб вернул меня, когда всё сошлось: появилась вакансия, я мог спокойно уйти из клуба Новосибирской области, где самостоятельно работал, сохранив теплые отношения с его руководством. «Олимп» решил на время уйти в Высшую лигу «Б». Так я вернулся в Краснодар. Надеюсь, в этот раз - надолго. Город нравится, прекрасный климат, есть интересная работа.


Social Like